реклама
Кредит готівкою

Суддя Дарницького району столиці, який відкрив стрілянину коло сільського кафе на Черкащині, зліг у лікарню зі струсом мозку. Тим часом карну справу порушили… щодо потерпілого.

На прошлой неделе информация об этом резонансном случае облетела все украинские газеты и телеканалы. Судья Дарницкого райсуда столицы Евгений Вовк расстрелял парня в кафе в селе Бобрица Черкасской области. В результате потерпевший 30-летний Александр Куча попал в реанимацию с тремя(!) огнестрельными ранениями. Врачи несколько дней боролись за его жизнь. По словам молодого человека, который уже, к счастью, пришел в себя, пьяный судья устроил дебош в кафе, после чего вызвал Александра на разборки. Как только они вышли на улицу, Евгений Вовк... открыл огонь. Правда, судья заявляет, что оборонялся - дескать, Александр с приятелем начал его бить, и применение оружия стало вынужденной мерой. Вскоре объявилась девушка, которая рассказала, что в тот вечер судья не только расстрелял парня, но и пытался ее изнасиловать. Что же на самом деле произошло той ночью и кто виноват в темной истории, повлекшей столь трагические последствия?

"Судья заявился в бар пьяным и с ходу начал качать права"

Александр Куча все еще лежит в реанимации Каневской районной больницы. Говорит он медленно, пытаясь справиться с одышкой. Видно, что каждое слово дается ему с трудом.

- Мы с женой возвращались с крестин моей племянницы и решили посидеть часок в баре, - вспоминает Александр Куча. - Там встретились со знакомыми, заказали выпить. Как судья вошел в бар, я даже не заметил. Обратил на него внимание, только когда он поднял шум у барной стойки и стал цепляться к моему приятелю Володе. Знаете, если бы я знал, что этот человек - киевский судья, ни за что не стал бы вмешиваться... Но я видел его впервые и решил заступиться за Володю, сказав пьяному мужику, чтобы оставил нас в покое.

После короткой словесной перепалки мы разошлись: я с Володей вернулся в компанию, а судья - к жене и родственнице, с которыми пришел. То и дело поглядывая на меня, они о чем-то шушукались. Потом к нашему столику опять подошел судья и заплетающимся языком спросил: "Это ты изнасиловал мою жену десять лет назад?" Я опешил: "Что ты несешь?!" Судья ответил мне нецензурной бранью и сказал, мол, пойдем на улицу поговорим. Я решил разобраться и пошел вслед за ним.

- Вовк как с цепи сорвался, - рассказывает супруга Александра Людмила. - Раскрасневшийся, пьяный, в расстегнутой рубашке, он с ходу начал качать права. Потеснив людей возле барной стойки, заявил, что ему все положено без очереди, а "селюки пусть стоят и молчат". Не лучше вела себя и его жена (она, кстати, родом из соседнего села - в тот день они с мужем приехали в ее школу на встречу выпускников, а после этого решили зайти в бар). Она тоже оскорбляла посетителей, после чего открыла барсетку судьи и, достав пистолет, начала им размахивать: "Посмотрите, какая у меня охрана!" Мы старались не обращать на них внимания. Но после стычки с ребятами судья уже не мог успокоиться.

- Вовк все старался подчеркнуть, что он такой крутой, из столицы, а здесь собрались отбросы общества, - вспоминает посетитель кафе Юрий. - Явно хотел спровоцировать конфликт. Растолкал людей в очереди, но сам так ничего и не купил. Потом привязался к тому парню... При этом все время подчеркивал, что он сейчас может сделать все, что угодно, и ему за это ничего не будет.

- Дальше все произошло очень быстро, - говорит Александр. - Мы вышли на улицу, но разговора не получилось. На мой вопрос, о каком изнасиловании он говорил, судья ничего не ответил. Продолжал ругаться матом и все угрожал "разобраться". Наша перепалка длилась несколько минут. После чего он вдруг достал пистолет и... два раза подряд выстрелил. Я упал. Боли сперва не почувствовал - появилось лишь ощущение, что меня кто-то сильно ударил по ногам. Я еще подумал, что нужно подняться, но не успел. Глядя на меня сверху вниз, судья выстрелил мне в грудь. Я почувствовал, как что-то пробило мне живот, у меня внутри будто что-то порвалось. А потом меня пронзила адская боль - даже пошевелиться не мог. Обезумевший судья продолжал на меня смотреть и, казалось, хотел выстрелить еще раз. "Вызови "скорую", я же сейчас умру! - просил я. - Умоляю тебя, мне нужен врач!" - "Сначала пускай менты приедут, - спокойно, будто не осознавая, что расстрелял человека, заявил судья. - А потом и "скорую" вызовем".

Внезапно ко мне подскочил друг Володя, за которого я заступился в баре. Начал что-то кричать и лег на меня сверху, словно хотел прикрыть от очередных выстрелов. Но мне от этого стало только больнее - он придавил собой раненые места. Я попросил его вызвать "скорую". Он в панике начал зажимать руками мои раны - видимо, пытался остановить кровотечение... Потом вокруг забегали люди.

Услышав выстрелы, посетители бара выбежали на улицу. Александр лежал на земле и истекал кровью.

- Я бросилась к мужу - он еще был в сознании, - вспоминает Людмила. - Начала умолять судью, чтобы он вызвал "скорую". Однако Вовк был невменяемый. Нацеливал оружие на людей, кричал что-то вроде: "Так ему и надо!" Помню, побежала в бар за сумочкой, в которой лежал мобильный. Но тут мне кто-то сказал, что "скорая" уже едет.

"Третью пулю, прошившую Александру живот, вытащить так и не смогли"

Александра госпитализировали с тремя огнестрельными ранениями - пули угодили ему в обе ноги и в живот. Следующие четыре часа раненому парню делали операцию. К счастью, она прошла успешно.

- Две пули, попавшие ему в ноги, прошли навылет, - рассказал "ФАКТАМ" заведующий отделением реанимации Каневской райбольницы Николай Нежнов. - А третья прошила живот, повредила печень, тонкий и толстый кишечник, после чего застряла в малом тазу. Вытащить ее оттуда мы так и не смогли. Повторное хирургическое вмешательство будет возможно лишь после того, как заживут раны и больной окрепнет. Сейчас у Александра, ко всему прочему, начался перитонит (воспаление брюшины). Хотелось бы перевезти его в областную больницу - там все же новое оборудование, благодаря которому он быстрее пошел бы на поправку. Но транспортировать его пока нельзя.

Когда Александра увезла "скорая помощь", на место случившегося прибыли сотрудники милиции и... задержали Володю, пытавшегося оказать раненому первую помощь. Самого же судью с женой и родственницей отпустили домой. А на второй день в отношении пострадавшего Александра Кучи, который еще лежал без сознания в реанимации, возбудили уголовное дело по статье "Хулиганство". Прокуратура Черкасской области обнародовала свою версию событий. Дескать, судья с семьей в два часа ночи просто заехал в бар выпить кофе, а к нему привязалась пьяная компания.

- Когда Евгений Вовк попытался сделать им замечание, дебоширы предложили выйти на улицу и по-мужски поговорить, - рассказывала пресс-секретарь прокурора Черкасской области Ольга Локтионова. - Потом, заведя его за угол дома, начали избивать ногами. Получив удар в голову, судья выхватил пистолет. В результате один из нападавших, Александр Куча, получил огнестрельные ранения.

Между тем эта версия противоречит словам начальника Каневского райуправления милиции Александра Биха. Он рассказал "ФАКТАМ" следующее:

- Судья просто сделал дебоширам замечание, никакого скандала не было. А когда он вышел из кафе, двое мужчин пошли за ним следом и ударили его по голове. Вырвавшись от них, он бросился бежать. Парни загнали его к забору. Деваться ему было некуда, вот он и достал оружие. Выстрелил один раз, но нападавший продолжал на него бежать, второй раз - все равно бежал, и только после третьего выстрела он упал (расстояние между баром и заборчиком, который можно легко перепрыгнуть, метра три-четыре. Как можно было так долго бежать, еще и отстреливаясь?! - Авт.). Судья сам очень испугался, никак не мог отойти от случившегося.

- Свидетелей того, что произошло между ними на улице, не было. Но ведь именно Александр попал на больничную койку с тремя огнестрельными ранениями. И после этого в отношении него тут же возбудили дело. Как можно было это сделать, даже не выслушав его объяснений?

- Но ведь судья сказал, что Александр на него напал, то есть совершил хулиганские действия. Поэтому в отношении него и возбудили дело. А его приятеля задержали, потому что, как рассказывает Евгений Вовк, он тоже нападал на него. У нас есть доказательство - порванная рубашка судьи. Ребята отдыхали и решили избить незнакомого человека.

Другого мнения придерживается стрелок-санитар спецвойск в отставке Александр Мельников, в свое время изучавший баллистику и знакомый с баллистической экспертизой. Ему друзья Александра показали одежду, которая была на парне в момент инцидента. Почему-то эта одежда не заинтересовала следствие в качестве вещественного доказательства.

- Осматривая дырки на одежде Александра, я сразу увидел, что по ногам ему стреляли два раза подряд и с близкого расстояния, - убеждает Александр Мельников. - Судья говорит, что сначала выстрелил ему в одну ногу, потом - во вторую. Но дырки от пуль на одежде свидетельствуют о том, что интервала между этими двумя выстрелами не было. Видно, что две пули прошли одновременно под одним углом, ранив ему обе ноги. Пуля обладает сильнейшей кинетической энергией. От такого удара Александр не мог не упасть. Получается, что две пули сбили его с ног, а третья была выпущена в него сверху - по одежде видно, под каким углом она прошла.

Слабо верится и в то, что в Александра выстрелили, когда он догонял судью. Стрелок и жертва находились ближе, чем в метре друг от друга. Об этом говорят оплавленные края порванной пулями ткани - такое бывает, только когда стрелок стоит рядом и выпущенная из оружия пуля долетает до жертвы, не успевая остыть.

Выводы Александра Мельникова совпадают с рассказом Александра Кучи. Сначала судья выстрелил ему в ноги, а когда он упал, Вовк, по всей видимости, сделал "контрольный" выстрел лежащему на земле парню в живот.

В интервью телеканалу "НТН" судья Евгений Вовк заявил, что, обороняясь, он произвел предупреждающий выстрел. Его эмоциональный рассказ мы не редактировали:

- После того как я вышел из бара, один из них сразу вышел за мной, и второй тоже. Направился ко мне, порвал рубашку и разбил голову каким-то предметом. Голову залила кровь, и я начал убегать. На ходу достал пистолет и предупредил, чтобы они остановились. Но никто не остановился. Я сделал предупреждающий выстрел, потом - по ногам...

Между тем о предупредительном выстреле не говорят ни в прокуратуре, ни в милиции. Эти слова судьи не нашли подтверждения, ведь посетители кафе слышали только три выстрела - два подряд и один через пару секунд.

"На следующий день после случившегося Евгения Вовка видели за рулем. О каком сотрясении он рассказывает?"

На следующий день после того, как информация об этом вопиющем случае облетела украинскую прессу, на некоторых интернет-сайтах появились комментарии молодой женщины Аллы, которая той ночью тоже была в баре. Факты, о которых она сообщила журналистам, были настолько ужасны, что с трудом верилось в их достоверность. Алла рассказывала, что судья не только расстрелял Александра, но еще и напал на нее, избил и попытался изнасиловать. Когда она пришла в милицию, чтобы написать на Вовка заявление, ее арестовали за хулиганство. Но, пообщавшись с Аллой, я усомнилась в правдивости ее рассказа.

- Когда судья позвал Сашу на разборки, я вышла на улицу вслед за ними, - рассказывала Алла. - Вовк разбушевался, начал кричать. Я попыталась его утихомирить: "Ты что, проблем хочешь? Зачем цепляешься?" - "Отвали", - буркнул мне Вовк. Решив больше не вмешиваться, я обошла бар с другой стороны и остановилась покурить. Тут ко мне подошел судья: "Ну что, давай с тобой побазарим?" - "Нам не о чем говорить", - отрезала я. Но он настаивал: "Что, деловая чересчур? Иди сюда, кому сказал!" Я еще предупредила, что в кафе сидит мой муж. "Да мне все равно, с кем ты", - сказал судья и... ударил меня по лицу. "Я тебе сейчас покажу, как девушек насилуют", - выпалил он, после чего схватил меня за волосы и потянул в сторону дороги. А когда я начала кричать и попробовала с ним бороться, Вовк поднял мне сарафан и порвал трусы. Помню, начала звать мужа, но вдруг судья ударил меня головой об асфальт. Дальше ничего не помню. Очнулась, когда рядом со мной уже сидел муж. Потом я встала и, вся изуродованная, грязная, пошла на место, где стояли Саша и судья. Вовк громко кричал, и вдруг раздался выстрел. Я увидела, как Саша упал на землю, и у меня в глазах потемнело.

- Выходит, вы были свидетелем перестрелки?

- Нет, - на секунду запнулась Алла. - Когда я пришла, Саша уже лежал... Выбежавшие на выстрел из бара люди рассказывали, что судья потом опять меня бил - толкнул на асфальт. Но этого я уже не помню.

- Из вашего рассказа получается, что судья с Александром вышли на улицу разбираться, начали ссориться, и вдруг Вовк оставил Сашу, пошел к вам, попытался вас изнасиловать, после чего вернулся к Саше и начал в него стрелять. А Саша все это время стоял на одном и том же месте и ждал судью, чтобы продолжить разговор.

- Не знаю... Получается, что так.

Между тем супруг Аллы Юрий говорит, что увидел жену, когда услышал выстрелы, и выбежал из бара.

- Мы сидели за столиком и вдруг услышали хлопки - два подряд и один спустя пару секунд, - вспоминает Юрий. - Я еще подумал, что это попадали шары в бильярдном зале. Тут в кафе залетел перепуганный бармен: "Быстрее! Там человека расстреляли!" Когда мы выбежали на улицу, Саша лежал на земле, а судья оттолкнул подбежавшую к нему Аллу на асфальт.

В своих письменных объяснениях представителю интересов Александра Кучи Алла написала, что выбежала на выстрел вместе со всеми, начала кричать на судью, а он при всех ее ударил, задрал сарафан и порвал трусы (выходит, посетители бара стояли и смотрели, даже не думая за нее заступиться?). Зачем девушке потребовалось еще больше запутывать историю своими явно далекими от истины показаниями, непонятно. Сам Александр на месте перестрелки ее не видел. И судья никуда не отлучался. По словам Саши, перепалка длилась несколько минут, после чего Вовк начал стрелять.

Единственный человек, который мог что-то видеть (по словам очевидцев, именно он забежал в бар и сказал, что застрелили человека), - это бармен. Но он не горел желанием рассказывать "ФАКТАМ" подробности произошедшего.

- Они там на улице разбирались, и меня это не касалось, - явно нервничая, сказал бармен. - Моя работа не за посетителями следить, а убирать в кафе. Именно этим я и занимался.

- Но, когда на улице раздались выстрелы, вы наверняка вышли вместе со всеми посмотреть, что произошло.

- Нет, я убирал посуду. Знаете, сколько ее за вечер накопилось...

Через три дня после случившегося судья слег в одну из киевских больниц с сотрясением мозга.

- Любопытно, что на следующий день после ЧП Вовк спокойно ездил за рулем. У нас даже есть фотография, подтверждающая это, - говорит друг Александра Василий Спижовый. - О каком сотрясении он рассказывает? Я как атаман казацкого полка (Василий является руководителем общественной организации "Каневское казачество". - Авт.) уже написал заявление в Генпрокуратуру, ведь уголовное дело в отношении Александра возбудили незаконно. Сейчас для нас главное, чтобы Саша скорее поправился. Он ведь инвалид первой группы по зрению - у него вместо левого глаза протез.

К сожалению, поговорить с самим судьей "ФАКТАМ" не удалось. Калитку уютного тенистого дворика в соседнем с Бобрицей селе, где проживают родители жены Вовка, открыла женщина лет сорока.

- Дочка и зять не будут с вами разговаривать, - отрезала она. - Им запретил следователь. Я одно могу вам сказать: у нас нормальная, порядочная семья. Зять просто защищал себя и семью, а эти парни полезли на рожон. Сейчас Женя в больнице - его ударили по голове.

- Но почему он лег в больницу только через три дня после случившегося? Разве симптомы сотрясения проявляются не сразу?

- Он просто сразу не понял, что с ним случилось. И не надо его лишний раз беспокоить. Он все равно ничего вам не скажет.

С просьбой разъяснить, что считается "мерой необходимой самообороны", "ФАКТЫ" обратились к столичному адвокату Анатолию Арлахову.

- Если нападающий был безоружен, а человек, защищаясь, выстрелил в него из оружия, да еще и боевого, он явно превысил меру самообороны, - объяснил "ФАКТАМ" Анатолий Арлахов. - Другое дело, если у нападающего в руках был посторонний предмет, например, палка или кирпич. В таком случае применение оружия вполне оправданно. Однако, сбив человека с ног, стрелять уже в лежачего - это однозначно превышение меры самообороны. Когда человек обездвижен и не может причинить вреда, "достреливать" его - это преступление.

Джерело: "ФАКТЫ И КОММЕНТАРИИ"

реклама


Додати коментар

Звертаємо Вашу увагу, що "Прочерк" - це майданчик коректних дискусій!

Цікаві новини звідусіль


реклама Моніторинг цін
Театр